Видео и публикации

Удивительный вывод из моих многолетних наблюдений. Дети, избалованные не судьбой (хорошей жизнью), а балованные от природы, гиперактивны, непослушны, болеют чем-то и являются «подопытными кроликами» у врачей. У них более развита моторика, социальная адаптация, приспособление, коммуникация. И даже при очень плохой учебе в школе, они к 30-40 годам достигают больше чем те, кто добивался всего с помощью «волосатых» рук отца или матери. И первые потом командуют теми, которые были послушными, умными, домашними. Хотите со мной поспорить – пожалуйста. Но в большинстве случаев - это факт.

В этом разделе

Бесплатные консультации

+38 (066) 821 46 35
+38 (098) 514 01 69
+38 (063) 506 76 33
факс +38 (0562) 35 91 73

Быль о волшебной исцелении

Журнал «Час.ua» № 1 от 01.01.2006 г.

Профессору Рахманову, практикующему в Днепропетровске, поддаются самые трудные диагнозы — нарушения и потеря слуха, неврастения, заикание, детский церебральный паралич.

Огромную просторную комнату с квадратными колоннами здесь называют общим залом. Два десятки мам, пап, бабушек, приехавших в Центр с детьми разного возраста (от двух до двадцати) послушно сидели вдоль стен на стульях, креслах, кушетках. Доктор — сбитый коренастый человек с доброжелательным взглядом и улыбкой из-под усов — проводил лечение. Делал манипуляции иголками в районе ушей. Мне показалось, что всем одно и то же. Но позже доктор Рахманов пояснит, что каждому пациенту «укол» делался в нужное место.

Малышей, что боялись процедуры, отвлекали «смельчаки» более старшего возраста. «Ярик не плачет, он молодец, и тебе Настя не больно», — приговаривал доктор, склоняясь над ребенком, и похлопывая по плечику или поглаживая по головке по окончании манипуляции.

В канун Нового года пациентов в Украинском центре психотерапевтической реабилитации осталось совсем немного. Курс лечения заканчивался, и на праздники в лечебном учреждении предстояло остаться лишь троим иногородним ребятишкам с мамами: лечение прерывать не стоит, да и денег, чтобы ездить туда-сюда, у этих людей нет. Я убедилась, познакомившись с днепропетровским центром, что его название полностью отвечает сути предоставляемой здесь уникальной медицинской помощи. А вот внешний вид здания, в котором он работает...

Чуть больше года назад мэр Днепропетровска Куличенко распорядился выделить Рахманову старый детский сад. Здание 1927 года постройки хорошо тем, что тут просторно, высокие потолки и большой общий зал. Приспособить здешние помещения под лечебные кабинеты и комнаты для проживания иногородних пациентов особых трудов не стоило. Надо сказать, что быт и уют в этом здании минимальны, да и они являются второстепенны для многих страждущих. А главное, ради чего сюда едут, это — доктор, который творит чудеса.

Пример № 1 Перед родами с Юлей стряслась беда: из-за невралгии лицевого нерва молодую женщину перекосило, мучили страшные боли. В таком состоянии и рожала, т.к. принятые лечебные меры облегчения не принесли. Становилось все хуже, увеличивалась асимметрия лица, а боль не позволяла даже принимать пищу. Одна из родственниц привезла Юлю к Рахманову. Поскольку она выросла на Игрени (это жилмассив, где расположена психбольница), то с детства знала, что тут есть доктор, который лечит тяжкие недуги, потому что в их доме постоянно останавливались люди, что приезжали к нему со всего Союза. После нескольких сеансов необычной терапии доктора Юля выздоровела.

Пример № 2 Молодая мама страдала от разного вида фобий. Она боялась остаться одной с ребенком, оказаться без близких. Боялась, что упадет в обморок или потеряет сознание, а то и потеряется навсегда. Те, кто лечил Лену, только усугубили ее болезнь. Сильнодействующие таблетки привели к тому, что у женщины начались провалы в памяти. В результате, она оказалась в психбольнице. А там еще более сильные препараты. Соседка по палате посоветовала обратиться к доктору Рахманову, заведующему одного из отделений лечебницы. Первым делом он убрал все медпрепараты. Затем провел несколько курсов гипноза, иглорефлексотерапии. И вот наша девушка улыбается, она вернулась к нормальной жизни, и радостно делится с окружающими, что у нее на душе теперь комфорт.

Пример № 3 Резкие боли в пояснице однажды превратили жизнь Игоря в ад — изматывающая боль, нельзя разогнуться, а значит работать и содержать семью. Хирурги предупредили, что операция по удалению грыжи позвоночника не дает полной гарантии, но можно рискнуть. К счастью, жена Вера уже знала, к кому надо обратиться, и через пару недель нам открыл дверь подвижный мужчина, когда мы попали в Центр доктора Рахманова. Когда он поведал историю о своем исцелении, то привел сразу же доказательства: согнулся, кувыркнулся и поднял на руки девятилетнего сына Никитку. Оказалось, что белобрысый шустрик также пациент чудо-доктора. Этот егоза свалился с крыши, получил сотрясение головного мозга, и целых полгода у него не проходили головные боли. К тому же быстро уставал. Продолжалось это, пока он не попал в руки Рахманова. А тропинку к нему протоптала мама Никиты, Вера Кускова, когда еще сама была 12-летней девочкой и потеряла слух.

Я расскажу ее историю позже, а пока давайте познакомимся ближе с доктором Вагифом Мамедовичем Рахмановым. Первым делом уточним, что он не маг или «целитель-шарлатан», а настоящий врач, психиатр, психотерапевт. Закончил в Баку мединститут, прошел специальную подготовку у признанных советских специалистов по гипнозу и поступил на работу в одно из азербайджанских медучреждений. С первых же шагов он начал применять там безмедикаментозное лечение сложных случаев в области психиатрии и неврологии. Слава о докторе-новаторе быстро разлетелась по СССР, его приглашали в Москву, Ленинград, Киев, Харьков, но выбрал он Днепропетровск, где пообещали наиболее приемлемые условия для работы. Всю жизнь трудится в областной психбольнице, где заведует 42-м отделением. Имеет звание доктора наук в трех сферах: психологии, психиатрии, а также по лор-болезням. Принят в Европейскую ассоциацию психотерапевтов, избран академиком Академии наук высшей школы Украины.

Главная особенность метода Рахманова состоит в том, что он базируется только на психофизическом лечении. Врач использует таблетки так редко, что может даже перечислить по пальцам число этих исключительных случаев. Еще он владеет чудодейственным гипнозом. Этот малоисследованный даже сегодня способ помощи больным хоть и признан официальной медициной, но врачи относятся к нему с осторожностью. Поэтому у Рахманова есть, мягко говоря, всю жизнь оппоненты. Не раз обвиняли его в шарлатанстве, завидовали и строили козни. Однако люди, которых другие специалисты приговорили к инвалидности, а они выздоровели, благодаря доктору-новатору, остаются лучшим свидетельством правильности его метода лечения.

О гипнозе и, вообще, о том, что именно он делает, Вагиф Мамедович не любит разглагольствовать. Я услышала немного: «Гипноз — это моя работа. Он дает океан возможностей! Но одновременно это и океан тайн. Здесь еще столько не познано! Я поставил перед собой необычную цель и овладел ею. Но сколько лечу сегодня больных, столько и продолжаю изучать влияние гипноза, применяя этот метод в каждом случае индивидуально. Здесь все, как понятно, должно быть очень аккуратно». Еще он добавил, что за годы практики сумел отшлифовать «чувство пациента» так, что может погрузить в гипнотический сон практически каждого человека, в т.ч. физически здорового и волевого. Бывали в его практике случаи, когда это не удавалось в связи с тем, что такому способу лечения препятствовали сами больные, упираясь иногда воздействию изо всех сил. Разумеется, что здесь нельзя было идти против их воли, и он просто таких пациентов «не ломал».

«Я врач, а гипноз не волшебство», — дал понять Вагиф Мамедович, что эта часть темы на сегодня закончена. И разговор повернулся к пациентам— детям, т.е. самой волнующей теме для доктора, и он весь засветился, а его голос потеплел. Надо сказать, что детей в центре всегда много. И если взрослым доктор Рахманов возвращает здоровье, то детям — вместе со здоровьем — всю жизнь. И причем полноценную. Среди его маленьких пациентов преобладают те, кто лишился слуха после перенесенных тяжелых заболеваний и прохождения курсов антибиотиков. Скажем, неврит слухового нерва — это диагноз, обрекающий человека на полную потерю слуха. Сначала одно ухо, затем другое: звуки исчезают постепенно, а в итоге перед девочкой или парнем закрывается дверь в полноценный мир. Сколько раз это было, когда врачи предрекали родителям: «Смиритесь, это неизбежно...»?!

Пример № 4 Вернемся, наконец, к Вере. В 12 лет она вдруг перестала хорошо слышать учителей, друзей. Мама не сразу отнеслась внимательно к жалобам дочки, а когда пришли к отоларингологу, то оказалось, что в правом ухе только остатки слуха. Приговор — неврит слухового нерва — безнадежный. Врач посоветовала заняться лечением — затормозить хоть немного развитие процесса в левом ухе. Но как? Эскулап порекомендовала обратиться «на всякий случай» к доктору Рахманову, который лечит нетрадиционными методами. Но в ту пору очередь к доктору оказалась огромной. В начале 80-х Вагиф Мамедович не имел даже такого старенького здания, как сегодня. Веру поставили на очередь, которая подошла аж через два года. На тот момент слуха у девочки почти не осталось. Она прошла восемь курсов, и слух полностью восстановился. — Я закончила общеобразовательную школу и музыкальную (по классу фортепиано), выучилась в полиграфическом техникуме — и все это только благодаря Вагифу Мамедовичу. Так что, когда заболели Никитка и муж, то я сразу, не раздумывая, сюда!"

Пример № 5 Хрупкая Светлана поддерживает за ручонки сынишку, а тот вырывается и «танцует» под музыку. Мама для подстраховки рядом. Она все еще по привычке боится, что Ярик упадет. Ему два года и семь месяцев. У него ДЦП. Недуг тяжкий и практически неизлечимый. Когда Светлана приехала в Центр, то ребенок еле-еле ходил, не поднимал ручки, а одна была и вовсе завернута за спину. Он все время кричал, всего боялся, а улыбки на его лице не видели от рождения. И вот один полный курс лечения длиною в месяц сумел поставить Ярика на ноги, мальчик стал ходить, у него заработали ручки. «Мы даже подпрыгивать начали! — голос Светланы дрожал от гордости и восторга. — Доктор нас просто спас!»

***

В день приезда мы стали свидетелями первых, еще неуверенных, шажков другого двухлетнего малыша, тоже больного ДЦП. Вагиф Мамедович включил музыку и пригласил детей танцевать. Обратился он и бабушке Сережи: «Отпустите его!». Поманил мальчика к себе, показав ему мобильный телефон. Малыш протянул ручки за «игрушкой» и двинулся к доктору. Ему удалось сделать три шага, после чего мягко завалился набок. Когда родители увидели эту сцену (они во время танцевального сеанса всегда возле своих детей), то не могли сдержать слез радости. Шесть дней назад Сережа даже на ножках не стоял. Не меньше, чем они, радовался доктор: «Посмотрите, какой молодец!». Мне же это искрометное замечание напомнило знаменитое: «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!»

Наверное, из-за того, что мы не знаем секрет доктора Рахманова, а видим только результат (дети начинают слышать), создается впечатление волшебства. Именно об этом говорили все родители. Большинство из них собирали вещи, чтобы отправиться по домам в разные концы Украины. Одни уезжали навсегда, а другие вернутся после праздников на следующий курс лечения. Ведь слух восстанавливается постепенно. Сначала дети слышат только очень громкую музыку на расстоянии одного метра, а потом дистанция возрастает до пяти и десяти. Когда же доктор разговаривает с пациентами во время гипнотического сна, то они его слышат! И спустя недели, а порой месяцы начинают слышать уже и негромкие звуки: стук, звонок, и, наконец, речь.

— Это стресс, шок — как для ребенка, так и для мамы, — рассказывает доктор. — Поэтому мне приходится лечить после возвращения слуха еще и психику этих людей. Некоторых пугают шумы, они раздражают и мешают учиться. А мамы — так те и вовсе сплошной комок нервов, можно даже сказать болезнь, ведь они парализованы уходом за больным ребенком и неистово ждут его выздоровления.

Специалист же относится к «чуду излечения», как к результату профессиональных усилий — он переживал успех за 27 лет своей работы сотни, тысячи раз. И если бы работал на основе коммерческих или столичных мерок, то мог бы, наверное, озолотиться. Ведь один сеанс у так называемого «практикующего психотерапевта» из столицы стоит минимум. 50 долларов. Однажды кто-то из пациентов Рахманова заметил, что их целитель «тяжело болен повышенной скромностью». На это он, ухмыльнувшись, заметил: «Теперь-то я очень жалею, что не умею выбивать, пробивать. В свое время мог и потребовать. Ведь удачи материальной у меня в жизни никогда не было. Как говорится, все своим горбом. Если жизнь подожмет, то и начинаешь искать выход. А так лечу себе ежедневно людей — и все».

Коснувшись денежной темы, замечу, что за лечение доктор «не берет». Пациенты отчисляют в фонд «Здоровье», при котором действует Центр, столько, сколько они посчитают нужным. Кому-то доступна сумма в 500 или больше долларов, а кто-то не может наскрести у себя 250 гривен...И все же у Рахманова есть мечта взять, наконец-то, в субаренду хорошее здание, оформить хозрасчетный центр, пригласить несколько молодых докторов, медсестер, нянечек. И тогда можно будет помогать гораздо большему количеству больных.

... Уже ближе к вечеру в общем зале Центра осталось всего несколько мам с детками. И на столе появились торт, фрукты, а еще бутылочка коньяка — так решили отметить родители памятную встречу с журналистами. Мама Алла из Киева, привезшая к чудо-доктору дочку, произнесла тост: «За мечту нашего Доктора! Пусть удастся ее воплотить в жизнь! За мечту каждой матери, желающей здоровья своим детям! За здоровье Доктора, чтобы были силы осуществлять мечты всех пришедших к нему матерей!»

Галина ГОЛОВЛЕВА