Видео и публикации

Иногда шёпот - сильнее пули.

В этом разделе

Бесплатные консультации

+38 (066) 821 46 35
+38 (098) 514 01 69
+38 (063) 506 76 33
факс +38 (0562) 35 91 73

«За полтора года лечения врачи превратили мою 6-летнюю дочь в инвалида»

Газета «ФАКТЫ» от 11.11.2010 г.

Благодаря занятиям по специальной методике профессора вновь сделала первые шаги, самостоятельно ест и заново учится разговаривать Лиза внимательно слушает, что говорят о ней взрослые.

А когда я спрашиваю у нее, как дела, девочка, смущаясь и улыбаясь, поднимает вверх большой палец, при этом сжимая ручку в кулачок. В центре профессора Вагифа Рахманова она проходит второй курс лечения.

— Лиза родилась здоровой, с двух лет ходила в садик, знала назубок стихи «Муха-Цокотуха» и «Мойдодыр», — рассказывает мама девочки 39-летняя Светлана Гесь. — А два года назад, во время отдыха на море, у Лизы случилась истерика, в течение полутора часов дочка буквально заходилась криком. Ее еле успокоили. После этого случая подобные истерики начали повторяться, дочка практически отказалась от еды, стала беспокойной и нервной. Пришлось обратиться в неврологический центр. В течение полутора лет Лизу лечили: назначали таблетки и делали уколы, от которых она все время находилась в полусонном состоянии. Я не раз жаловалась лечащему врачу, что после лекарств ребенку трудно говорить. Он успокаивал: «Такое бывает, не волнуйтесь, потом все восстановится». Но дочке становилось все хуже. После выписки Лиза могла лишь неподвижно лежать и смотреть в одну точку, а когда я ставила ее на ноги, то просто падала на кровать, как бревнышко. У нее все время был открыт рот и постоянно текла слюна. В день я меняла по несколько полотенец. Из-за отсутствия жевательно- глотательного рефлекса пища вытекала по подбородку. Это был просто ужас.

— У меня на консультации Светлана держала дочь на руках, — говорит руководитель Украинского психотерапевтического реабилитационного центра (г. Днепропетровск), член Европейской ассоциации психотерапевтов доктор медицинских наук профессор Вагиф Рахманов. — Через каждые пару минут женщина подносила ко рту малышки полотенце, чтобы вытереть слюну, так как язык у Лизы был постоянно высунут. Из-за больших доз медпрепаратов у ребенка развилась лекарственная энцефалопатия (невоспалительное заболевание головного мозга), нарушились моторика, речь, обменные процессы. Случай был крайне тяжелым, но я решил помочь этой семье.

«Чтобы у дочки не начиналась истерика при виде белых халатов, я просила санитарок и медсестер заходить в палату в обычной одежде»

Рахманов Вагиф Мамедович вылечил Лизу Гесь

Светлане тяжело вспоминать, в каком состоянии был ее ребенок еще год назад. В ноябре 2009 года Лизу выписали из неврологического центра с диагнозом лейкоэнцефалит, гиперкинетический и бульбарный синдром. На основании этого ребенку дали инвалидность и назначили пенсию в размере 800 гривен.

(На фото) Такой Лизу впервые увидел доктор Рахманов. Нервно-психические расстройства, нарушения слуха, аутизм в его центре лечат без применения лекарств.

— Дочку не интересовали игрушки, книжки, мультики, — рассказывает Светлана. — Единственным, на что реагировала Лиза, была медицинская одежда — дочка панически боялась людей в белых халатах. Даже когда в палату заходила санитарка, чтобы вымыть пол, у ребенка начиналась истерика. Я просила санитарок и медсестер, чтобы те заходили в палату в обычной одежде. А во время последнего курса лечения галоперидолом моя девочка уже не реагировала даже на врачей, была вялая, с отрешенным взглядом. Потом я узнала, что этот препарат применяют для взрослых пациентов при шизофрении, маниакальных состояниях, бредовых расстройствах и психозах. Зачем его назначали моему пятилетнему ребенку, мне сложно понять...

Мы связались с лечащим врачом Лизы. Выписывая девочку из больницы, он сказал, что сделать больше ничего невозможно. И затем о судьбе ребенка не узнавал. Фамилию врача мама девочки и профессор Рахманов просили не называть.

— Да, я помню эту пациентку, — говорит врач неврологического центра. — После первого курса лечения у девочки наступило кратковременное улучшение, но заболевание прогрессировало. Мы назначали пациентке противосудорожные средства, гормональную терапию. Однако три курса лечения улучшений не дали. У ребенка развились вегетативные расстройства, нарушилась речь, из-за паралича мышц языка, мягкого нёба, глотки, надгортанника, гортани нарушилось глотание. За свою практику с подобным случаем я столкнулся впервые. Официальная медицина была здесь просто бессильна.

«Целитель, к которому мы обратились за помощью, посмотрел на внучку, и сказал: «Это врачебная ошибка, и исправить ее сможет только доктор. Вы скоро его найдете»

Светлана живет у своих родителей. С супругом женщина разошлась, когда еще вынашивала ребенка.

— Когда с внучкой случилась такая беда и врачи отказались ее лечить, то от безысходности мы обратились за помощью к целителю, — говорит 57-летняя Любовь Павловна, мама Светланы. — Как сейчас помню, он посмотрел на Лизу и сказал: «Виной всему врачебная ошибка, и исправить ее сможет только доктор. Вы скоро его найдете». Теперь я уже понимаю, что эти слова были пророческими.

В один из дней Светлана смотрела по телевизору новости. Когда началась реклама, я переключила на другой канал, где в тот момент шла передача о профессоре Вагифе Рахманове и его методике. В студии присутствовали родители с детьми, которые прошли лечение в Украинском психотерапевтическом реабилитационном центре. У одного мальчика восстановился слух, у другого ребенка, страдающего детским церебральным параличом, увеличился объем движений. Были детки с диагнозом аутизм, которые уже после нескольких курсов лечения начали посещать обычный детский сад. Мы со Светланой переглянулись и одновременно сказали вслух: «Это он!»

профессор Вагиф Мамедович Рахманов

— Ребенок был практически безнадежен, — вспоминает профессор Вагиф Рахманов (на фото). — Если бы девочке правильно и вовремя провели необходимое лечение и комплекс реабилитационных мероприятий, возможно, и удалось бы избежать многих горьких последствий. У меня были опасения, что во время лечения по моей методике у Лизы могут случиться судороги или приступ, поэтому очень осторожно проводил процедуры. Первое время девочка кричала и плакала, когда я заходил в палату. Но я говорил ей: «Лиза трус». Однажды моей маленькой пациентке надоело, что ее дразнят, она одернула меня за халат и четко, грозно произнесла: «Я не трус!» И это при том, что ребенок до этого постоянно молчал, а если говорил что-то, то только по слогам. В конце первого курса лечения мы подружились. Я увидел улучшения: ребенок начал смотреть в глаза, язык уже не свисал. Лиза научилась сидеть и ходить, брать в руки ложку и есть. Сейчас девочке нужно заниматься у логопеда, чтобы поставить речь и продолжать делать физические упражнения для разработки конечностей.

Лиза с восторгом показывает, что уже умеет делать. Девчушка ведет маму за руку по коридору в свою палату. Сев на кровать, Лиза берет с полки ручку и блокнот. Сейчас пальчики уже слушаются, ребенок учится рисовать.

— И ест дочка теперь самостоятельно, — улыбается мама. — Правда, фрукты пока нарезаю мелкими кусочками или тру. После первого курса лечения Лиза уже начала интересоваться, что я делаю по дому, даже помогала мне со стиркой: принесла в ванную вещи и засыпала стиральным порошком. Увидев, как замешиваю тесто на пирожки, тоже взяла кусочек со стола и пробовала что-то слепить. А недавно играла пультом от телевизора, залезла в настройки и вместо прежних каналов выбрала только те, что с музыкой и мультфильмами.

Трудно представить, что еще полгода назад нам приходилось носить ее на руках. Из-за того, что окружающие реагировали неадекватно, словно дочка прокаженная, старались выходить на прогулку только по вечерам.

Увидев, что ее фотографируют, девочка расцветает в улыбке.

Сейчас Лиза заканчивает второй курс лечения у доктора Рахманова

— За то время, которое мы провели в клинике, я видела многих детей и была поражена, как быстро они меняются: из замкнутых превращаются в общительных, из тихонь — в веселых и подвижных, — говорит Светлана. —  И мой ребенок не стал исключением. Дочка даже шутки начала понимать. Больше смеется, балуется, как все дети. Лиза уже совсем не боится, когда Вагиф Мамедович ставит ей иголочки. Кстати, у каждого ребенка своя схема иглоукалывания. Ежедневно доктор стимулирует разные биологически активные точки. Это не больно. Потом мы слушаем музыку и танцуем. Некоторым деткам на сеанс музыкальной терапии мамы надевают темные очки, но их можно носить только с разрешения врача и в определенное время. А еще все родители ведут дневник, в котором ежедневно записывают даже малейшие достижения своего ребенка, отмечают особенности его характера и поведения. (На фото) "Еще год назад Лиза не в силах была даже руку поднять без моей помощи, — говорит Светлана. — Единственное, что она могла, это плакать, — и тогда я знала, что ребенок хочет в туалет"

Весь день доктора Рахманова расписан по минутам. С утра он работает в реабилитационном центре, который расположен в Днепропетровской областной психоневрологической больнице, после обеда — в благотворительном фонде «Здоровье» (он находится в здании бывшего детского сада на улице Столетова, 17а). При поддержке руководства области, областного управления здравоохранения, городской администрации и главного врача психоневрологической больницы в помещении и палатах сделан косметический ремонт. Конечно, здание очень старое и требует капитального ремонта, но решение подобных вопросов упирается в финансирование. Несмотря на все усилия и энтузиазм коллектива, выживать центру все труднее. В частности, в 90-х годах было начато строительство комплекса с лечебным корпусом на 120 мест, поликлиникой, гостиницей, но на сегодня стройка заморожена и ее перспектива неутешительна. А ведь помощь такого специалиста, как профессор Рахманов, нужна многим людям. Пациенты приезжают не только из Украины, но также из России, Белоруссии, Грузии, Казахстана и дальнего зарубежья.

В центре два отделения — для детей (принимают малышей с двух лет) и для взрослых. Сегодня он рассчитан на 45 пациентов. Медперсонал — три врача, психолог, воспитатель и 11 медсестер. Помимо нарушений слуха и аутизма здесь лечат нервно-психические расстройства, заикание, энурез и другие психосоматические заболевания, избавляют от вредных привычек. Медикаменты не применяют. Курс лечения длится 21 день. Иглоукалывание, гипноз, индивидуальные сеансы психотерапии, массаж плюс «секреты» самого врача, в арсенале которого сорок безмедикаментозных методов лечения, способны помочь даже в самых безнадежных случаях.