Главная » Отзывы о лечении » Гидроцефалия, после комы, ЗПР

Гидроцефалия, после комы, ЗПР

Екатерина, мама Евы, г. Киев, Украина

Моей дочери Еве 9 лет. Травма при родах дала последствия — гидроцефалия головного мозга, с последующим ЗПР. Хочу поделится своей не легкой историей жизни ребенка и дать наши отзывы о лечении у профессора Рахманова.

Было 2 шунтирования. Первое из них не удачное. Шунт работал на половину. Ребенок от этого пострадал, плохо развивался, началась полнота, все моменты вплоть до держания головы давались с трудом, развитие шло с большой задержкой. В 9 месяцев шунт заменили на полностью рабочий. Ребёнок начал развиваться, медленней чем сверстники, но все же.

К 5 годам она ещё плохо ходила, вообще не умела ползать и подпрыгивать. Психиатры писали рецепты с сильными лекарствами, и приговаривали: «Пейте таблетки, ребёнок без них не будет развиваться, ей 5 лет, а она молчит, пейте!». Но мы с мужем, перечитав весь интернет и отзывы мам, побочные эффекты от лекарств, так и не решились их давать ребёнку. Развивали как могли сами — лечебная физкультура, массажи, логопеды и дефектологи. Результаты были. Но речь не шла. Она пальчиком отвечала, укала и угукала, интеллект есть, мозг работает, но речь не идёт.

Ева с мамой. Гидроцефалия, после комы, ЗПР. Отзывы о лечении. Профессор Рахманов. Украина
Ева с мамой

Толчком для речи и ходьбы стал курс у профессора Рахманова Вагифа Мамедовича. О нем я узнала от такой же «бешеной» в хорошем смысле и любящей мамочки как я. Она рассказала о серьёзных результатах своего сына, диагноз аутизм, на котором наши городские врачи в принципе ставили крест в плане умственного развития. Но после нескольких курсов лечения у профессора Рахманова, мальчик не только заговорил, ей удалось отправить его в общеобразовательную школу, подтянуть учебу и соц навыки практически до нормы.

Что касается нас, к профессору Рахманову мы приехали в 5,2 года. Кроме «А» и «Угу» из речи ничего не было, иногда прорвалось «Па-па-па». Не буду преувеличивать, но нашу историю знают уже многие родители, с которыми мы познакомились на последующих курсах лечения, но самое главное и важное, на 7й день лечения у профессора моя дочь сказала предложение из трёх слов: «Дед, иди кушать!». Это было начало нашего выздоровления. На последующих курсах лечения у профессора результаты были очевидными: ребёнок начал «болтать», перебивая нас с мужем! Говорила все, от стихов до математики!

Ева с отцом и профессором Рахмановым, во время лечения. Гидроцефалия, после комы, ЗПР. Отзывы о лечении. Профессор Рахманов. Украина
Ева с отцом и профессором Рахмановым, во время лечения

Как будто такой сильной задержки и не было. Речь шла, мелкая моторика улучшалась, даже походка менялась с каждым курсом. К 7 годам нам удалось дотянутся до массовой школы. Это наша большая победа и заслуга профессора. Мы пошли в подготовительный класс, обычной школы но с логопедическим уклоном. Ева построена, прыгать не научилась но ходила практически без опаски (был некий страх оторваться но с каждым днём все уверенней давались самостоятельные шаги ).

Начали изучать английский, читать и рисовать. Могу сказать с уверенностью, мы вышли в норму (хотя много работы делали попутно, некоторые нюансы с логопедом и диеты присутствовали, но это уже не те проблемы, с которыми мы в первый раз приехали к профессору! И знаете, что самое удивительное, дети как будто сами понимают, что им нужно, поэтому к профессору Ева всегда ехала с удовольствием, её не нужно было уговаривать — «Профессор мой друг!».

Но беда подкралась тогда, когда мы её уже и не ожидали. Закончив подготовительный класс, раздружившись с детками (раньше общение заканчивалось на взрослых), научившись играть игрушками (с детства играла кухонной посудой и игрушки не воспринимала), научившись ходить, писать, читать и воспринимать внешний мир, до лечения у профессора Рахманова у Евы был аутический спектор и страхи. Наша девочка, по вине и халатности врача нейрохирурга, впала в кому.

Забился шунт, его нужно было экстренно заменить, но нейрохирург, как потом оказалось недодиагностировав ребёнка, отпустил нас домой, яко бы с неполадками желудка. А через несколько дней, дочке стало окончательно плохо, она потеряла сознание и впала в кому. Не буду углубляться, что мы пережили, все страхи и сколько это стоило и что перед нами даже не извинились, а списали это на стечение обстоятельств, ни материальной помощи ни моральной мы естественно не получили.

Но самое страшное, что безграмотных врачей все больше, а те, кто действительно что-то понимают и знают, единицы. За последний год мы лежали в 4-х больницах, и как приятно когда встречаешь действительно врача, любящего деток, человека на своем месте. Но таких крайне мало.

Ну что ж, теперь все с начала. Слава Богу мы выжили, сейчас предстоит долгий путь реабилитации. Конечно, как только наш невролог разрешила дорогу и переезд, мы поехали на курс к профессору!

Все сначала: говорить, пить, сидеть и т.д. Но надежда есть. Пока мы прошли 1-й курс лечения ЗПР в июле 2018г.
Привезли лежачего, апатичного ребёнка, а уезжая уже махали рукой, отвечали кивком головы «да, нет или не знаю», даже показала профессору «класс», подняв кулёчек вверх.

Ева после лечения профессора Рахманова. Гидроцефалия, после комы, ЗПР. Отзывы о лечении. Профессор Рахманов. Украина
Ева после лечения профессора Рахманова

Сегодня середина августа, Ева уже говорит «Папа», «Пи-пи, пу-пу». Это начало, впереди много работы, но с помощью лечения у профессора мы все преодолеем и вернёмся к «Норме».

Может что-то не дописала или не рассказала, если у вас есть вопросы, звоните, с удовольствием ответим или подскажем.

Родители Евы,
Екатерина, +38-050-546-05-36
Владимир, +38-067-907-61-92
г. Киев, Украина

Часы приема
ул. Бехтерева, 1:
Будние дни 8:00-11:00
ул. Столетова, 17-А:
Будние дни 12:00-18:00
Суббота 12:00-14:00